Eвceй Бeльмecoв (bell_mess) wrote,
Eвceй Бeльмecoв
bell_mess

О недостижимости светлого будущего псто...

ПРЕАМБУЛА

Вчерась зомбоящик выдал фактик, который здорово меня зацепил... Итак, товарищи: норвежские нефть и газ обнаружили в 1969 году. Ещё раз: в тысяча девятьсот шестьдесят девятом году их только нашли. То есть с момента их открытия не прошло ещё и полвека...

В том году уже четыре года как было открыто шестое в мире по мощности Самотлорское нефтяное месторождение, которое на текущий момент времени уже истощено более чем на семьдесят процентов. Месторождение это относится к Западно-Сибирскому нефтегазовому бассейну, который является крупнейшим в мире. Норвежская часть Североморского бассейна составляет 1,6–1,7млрд.т (в том числе подтвержденные – 1,2 млрд т), а природного газа – в 3 трлн м3 (в том числе подтвержденные – 1,3 трлн м3).

Вообще-то Североморский нефтегазовый бассейн территориально разделён между Великобританией(46% площади шельфа), Норвегией – 27, Нидерландами – 10, Данией – 9, ФРГ – 7, Бельгией и Францией – по 0,5°%. Все эти страны в разнообразных гуманитарных рейтингах не пасут задних. Самым впечатляющим, конечно, является рывок Норвегии. Самая младшая страна из всех перечисленных (действие унии между Швецией и Норвегией прекращено в ноябре 1905 года, международное признание Норвегии как независимого государства зафиксировано в Христианийской конвенции четырёх(ноябрь 1907 года), самая слаборазвитая на тот момент из всех перечисленных...

Ныне Норвегия одна из самых благоприятных для жизни страна мира. В последнем рейтинге индекса человеческого развития Норвегия заняла первое место. То есть вот таким эффективным образом народ Норвегии обошелся со свалившимся на него углеводородным богатством...

АМБУЛА

Это какой-то немецкий, мать его, вальд. Километрах в ста на север от Берлина. Всё, что осталось от местного советского гарнизона: no title И таких руин по всему Фатерланду ебать-колотить сколько. И по Польше, и по бывшей Чехословакии, и по Венгрии, и по Монголии. А ведь все это не святым духом появилось - это все было воздвигнуто на деньги, отнятые у нас, у наших пап и мам, у наших дедушек и бабушек. А посчитайте, сколько деньжищ сожрали всякие товарищи Каддафи и Менгисту, сколько долгов было им списано, сколько бабла ввалено просто так, как безвозмездная помощь... Мировой пожар, понимаешь, раздували, счастье для всего мира отвоёвывали!

А норвежцам было похуй на счастье всего мира, их заботило своё собственное счастье. Потому вы не найдете нигде подобных мегалитов на норвежском языке. Зато норвежские тюрьмы сегодня много комфортабельнее наших больниц (которые, кстати говоря, закрываются по причине отсутствия контингента для обслуживания). Зато северная Норвегия сегодня лидер в мировом рейтинге индекса человеческого развития.

Кому ещё мирового господства охота?

АМБЕЦ

— Подождите, а разве госпрограмма вооружений до 2020 года осуществляется не за счет госбюджета?


— Для ее финансирования в 2010 году правительством была выбрана "инновационная" схема, сочетающая бюджетные ассигнования и банковские кредиты под государственные гарантии. Владимир Путин, тогда еще премьер-министр, объявил о начале Государственной программы вооружений до 2020 года (ГПВ-2020) общей стоимостью в 20 трлн рублей. Можно было строить такие планы, ведь нефть продавалась по 120 долларов, и многие уверяли, что вскоре вырастет до 200 и так будет всегда.

— И что было дальше?

— Ну вы знаете, что во второй половине 2012 года и в 2013-м российская экономика резко затормозила, хотя цена нефти еще держалась около 100. Потом она вообще упала. Уже в 2014 году стало ясно, что от избранной схемы лучше отказаться: бюджет не сможет финансировать ГПВ-2020. Кому пришла в голову идея подключить к этому делу госбанки, сейчас установить трудно. Говорят, что сами банки и пролоббировали постановление правительства РФ от 6 февраля 2013 года N 97 "О государственных гарантиях Российской Федерации по кредитам, привлекаемым организациями оборонно-промышленного комплекса на реализацию проектов, осуществляемых в рамках федеральной целевой программы "Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2011-2020 годы"".

— А на что рассчитывали банки?

— Они думали, что, вложив деньги в оборонную промышленность под наши, российские, высокие проценты, перекредитуются на Западе и получат дешевые деньги. И стране помогут, и прибыль получат. Однако в 2014-м на них были наложены санкции, и красивая схема рухнула. Справедливости ради надо сказать: многие чиновники Минфина и Минобороны были против этих схем.

— Сумма этих кредитов известна?

— Да, она составляет 1221 млрд рублей. И сейчас государство должно выплатить банкам чуть больше половины.

— Получается: когда половина населения поддерживает высокие траты на оборону — а это данные ВЦИОМа прошлой недели,— на самом деле они голосуют за это?

— Именно так. Никто ж не объясняет, что на самом деле происходит.

— А разве оборонные предприятия сами не могут выплачивать кредиты?

— Взятые кредиты предприятия сами и возвращают, правительство при этом, как правило, помогает субсидиями выплатить проценты. Но ответственность по кредитам в рамках указанной схемы лежит на правительстве. При обновлении вооружений львиная доля расходов идет на НИОКР и создание опытных образцов. Это прямые и невозвратные затраты. Выпущена некая продукция. Какая именно и сколько — эти данные тоже засекречены. Но деньги освоены, и теперь банки хотят получить их обратно, и не только кредиты, а желательно еще и проценты. Предприятия вернуть такую сумму не могут: дело еще не дошло до массового производства и неизвестно, когда дойдет.

— Откуда же Минфин возьмет эти 678,3 миллиарда?

Больше половины, 374 млрд рублей,— за счет сокращения финансирования государственных программ, например "Развитие транспортной системы", "Социальная поддержка граждан", программ социально-экономического развития регионов и других, а также за счет снижения расходов на административный аппарат. Еще чуть более 300 млрд — за счет увеличения бюджетного дефицита, который теперь составит 3,6 процента ВВП.

— Ну ладно, сейчас мы заткнем дыру. Но вложения в ВПК, как говорят, должны приносить отдачу. Возможен ли мультипликативный эффект от таких вложений в экономику? Ведь многое из того, чем мы сейчас пользуемся в жизни, создавалось в рамках военных программ.

— Это общеизвестно. Но не все при этом обращают внимание, что это были не российские программы. И у нас эта закономерность тоже действует, но результат небольшой. Знаете, изобретенное нашим великим инженером Александром Поповым радио было засекречено царским морским министерством, тоже из соображений секретности и национальной безопасности. Интернет и мобильная связь были созданы не в СССР и не в России. Наши инженеры не могут использовать в гражданском секторе изобретения и инновации, сделанные в ОПК. Значительная их часть заточена под вооружения и в потребительских товарах использована быть не может. А та часть, что может, настолько засекречена, что даже в самом ОПК не все о ней знают. Сейчас реализуется идея создания региональных кластеров, объединений, в рамках которых предприятия, организации ОПК могли бы обмениваться такой информацией, но дело идет очень трудно. Закон о государственной тайне не меняется и трактуется он весьма расширительно. Что мы и видим на примере засекреченных статей бюджета.

— А они, судя по вашим пояснениям, имеют только одну тенденцию — к росту. Наша экономика выдержит такие расходы?

— Она уже не выдерживает. Я думаю, что экономическое развитие остановилось не только из-за падения нефтяных цен или западных санкций. Военная нагрузка увеличилась до таких размеров, что стала тормозом экономики.
...
— Не кажется ли вам, что ситуация с ростом военных расходов напоминает последние три года СССР?

— Да почти точное совпадение. С 1989 по 1991 год военные расходы увеличились с 77,3 до 120 млрд рублей --сумма для последнего года существования СССР до сих пор официально не опубликована и известна лишь из мемуаров Михаила Горбачева. Причем происходило это уже после падения цен на нефть в 1986 году в два с половиной раза, не буду напоминать, чем это закончилось.

— Выходит, мы опять наступаем на те же грабли?

— В статистике есть понятие "большая тревога". В 1988-1990 годах все бегали, искали, считали и не могли понять, сколько же мы тратим на оборону и безопасность. Юрий Маслюков, который был у нас первым зампредом Совета министров, с какой-то непонятной гордостью рассказывал, что материалы для членов политбюро печатали с пропущенными цифрами, а потом специально допущенный сотрудник вписывал их от руки. Просто предел секретности! Не хочется верить, что мы к этому приближаемся.

— Все больше и больше военной тайны?


— Тут трудно иронизировать. Я думаю, что механизм гостайны в нынешнем виде защищает не столько национальные интересы, сколько интересы коррупционеров. Об этом, собственно, Владимир Путин писал в своей статье в "Российской газете" в 2012 году: чрезмерная закрытость ведет к снижению конкуренции, взвинчиванию цен на военную продукцию, получению сверхприбылей, идущих не на модернизацию производства, а в карманы отдельных коммерсантов и чиновников. В общем, как президент сказал, так оно и получилось.
www.kommersant.ru/doc/3114479



Во всем этом глобальном пиздеце, камераден, есть один огромный неоспоримый плюс: в этот раз у нас большой шанс оказаться на правильной стороне. И упускать его ни в коем случае нельзя...
>
Tags: арсенал, историческое, размышляпствования и филосопльствования, труъ-духовность, финансы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo bell_mess march 27, 2014 15:29 89
Buy for 100 tokens
Ну вот паззл и сложился... ПРЕАМБУЛА 19 марта 23:13 Генерал-майор ФСБ РФ в отставке Евгений Лобачев рассказал Pravda. Ru, как и когда Россия сможет вступиться за народного губернатора Донбасса Губарева — Удастся ли вытащить, спасти "народного губернатора" Донбасса Павла…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments