Eвceй Бeльмecoв (bell_mess) wrote,
Eвceй Бeльмecoв
bell_mess

Второй на сегодня псто обобщений: "Мы исправляем порочность средств чистотою цели"(с)

Почитав гуру и пообщавшись с патриотами-сталинистами по зрелому размышлению прихожу к выводу, что отношение к историческим деяниям товарища Сталина суть моральный фундамент личности. Задолго до этого устами Ивана Карамазова его озвучил Фёдор Достоевский.Позволю процитировать фрагменты из главы четвертой книги пятой части второй:


...о детках есть у меня и еще получше, у меня очень, очень много собрано о русских детках, Алеша. Девчоночку маленькую, пятилетнюю возненавидели отец и мать, «почтеннейшие и чиновные люди, образованные и воспитанные». Видишь, я еще раз положительно утверждаю, что есть особенное свойство у многих в человечестве — это любовь к истязанию детей, но одних детей. Ко всем другим субъектам человеческого рода эти же самые истязатели относятся даже благосклонно и кротко, как образованные и гуманные европейские люди, но очень любят мучить детей, любят даже самих детей в этом смысле. ..

Эту бедную пятилетнюю девочку эти образованные родители подвергали всевозможным истязаниям. Они били, секли, пинали ее ногами, не зная сами за что, обратили всё тело ее в синяки; наконец дошли и до высшей утонченности:в холод, в мороз запирали ее на всю ночь в отхожее место, и за то, что она не просилась ночью (как будто пятилетний ребенок, спящий своим ангельским крепким сном, еще может в эти лета научиться проситься), — за это обмазывали ей всё лицо ее калом и заставляли ее есть этот кал, и это мать, мать заставляла! И эта мать могла спать, когда ночью слышались стоны бедного ребеночка, запертого в подлом месте! Понимаешь ли ты это, когда маленькое существо, еще не умеющее даже осмыслить, что с ней делается, бьет себя в подлом месте, в темноте и в холоде, крошечным своим кулачком в надорванную грудку и плачет своими кровавыми, незлобивыми, кроткими слезками к «боженьке», чтобы тот защитил его, — понимаешь ли ты эту ахинею, друг мой и брат мой, послушник ты мой божий и смиренный, понимаешь ли ты, для чего эта ахинея так нужна и создана! Без нее, говорят, и пробыть бы не мог человек на земле, ибо не познал бы добра и зла. Для чего познавать это чертово добро и зло, когда это столького стоит? Да ведь весь мир познания не стоит тогда этих слезок ребеночка к «боженьке».



Вторая история о крепостном мальчике, зашибшем случайно ногу генеральской легавой, за что генерал тот пустил мальчика как жертву для гончих собак на глазах у матери.


Заключение Ивана:

Пока еще время, спешу оградить себя, а потому от высшей гармонии совершенно отказываюсь. Не стоит она слезинки хотя бы одного только того замученного ребенка, который бил себя кулачонком в грудь и молился в зловонной конуре своей неискупленными слезками своими к «боженьке»! Не стоит потому, что слезки его остались неискупленными. Они должны быть искуплены, иначе не может быть и гармонии. Но чем, чем ты искупишь их? Разве это возможно? Неужто тем, что они будут отомщены? Но зачем мне их отмщение, зачем мне ад для мучителей, что тут ад может поправить, когда те уже замучены? И какая же гармония, если ад: я простить хочу и обнять хочу, я не хочу, чтобы страдали больше. И если страдания детей пошли на пополнение той суммы страданий, которая необходима была для покупки истины, то я утверждаю заранее, что вся истина не стоит такой цены. Не хочу я, наконец, чтобы мать обнималась с мучителем, растерзавшим ее сына псами! Не смеет она прощать ему! Если хочет, пусть простит за себя, пусть простит мучителю материнское безмерное страдание свое; но страдания своего растерзанного ребенка она не имеет права простить, не смеет простить мучителя, хотя бы сам ребенок простил их ему! А если так, если они не смеют простить, где же гармония? Есть ли во всем мире существо, которое могло бы и имело право простить? Не хочу гармонии, из-за любви к человечеству не хочу. Я хочу оставаться лучше со страданиями неотомщенными. Лучше уж я останусь при неотомщенном страдании моем и неутоленном негодовании моем, хотя бы я был и неправ.



И дальше:


— Можно ли жить бунтом, а я хочу жить. Скажи мне сам прямо, я зову тебя — отвечай: представь, что это ты сам возводишь здание судьбы человеческой с целью в финале осчастливить людей, дать им наконец мир и покой, но для этого необходимо и неминуемо предстояло бы замучить всего лишь одно только крохотное созданьице, вот того самого ребеночка, бившего себя кулачонком в грудь, и на неотомщенных слезках его основать это здание, согласился ли бы ты быть архитектором на этих условиях, скажи и не лги!
— Нет, не согласился бы, — тихо проговорил Алеша.



Я не буду сейчас озвучивать цифры. Я назову имена трех таких безвинных ребеночков, которых умучили в тридцатые годы и на слезах и крови которых и было возведено величественное здание сталинского социализма. Это расстрелянный без суда четырнадцатилетний Юра Зиновьев. Это семилетний Гарик Ягода, писавший из приемника-распределителя в Томский лагерь бабушке, сестре Свердлова: "Дорогая бабушка, опять я не умер. Это не в тот раз, про который я тебе уже писал. Я умираю много раз. Твой внук". (папа его упырь был еще тот, но мальчик-то чем виноват?) Это Рауф Лакоба, четырнадцатилетний арестант сухумской тюрьмы. Ему, в отличие от Юры и Гарика немного повезло: его казнили четыре года спустя после ареста... В подарок к совершеннолетию.

По-моему, сказать, что "все жертвы были не напрасны, если повлекли за собой развитие страны" - это равносильно тому, что ты убил кого-то из этих мальчиков. Собственноручно. И не одного - всех троих. И тех, кого не назвали. И восславил убийцу, замесившим на их крови раствор, которым скрепил величественное здание великой страны.


Глава «Российских железных дорог» Владимир Якунин, который одновременно является научным руководителем Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, разработал вместе с группой авторов учебник по истории России для школьных преподавателей. Предполагается, что именно по этой книге учителя будут объяснять детям историю в рамках «единой концепции непрерывной российской истории». Двухтомная книга, рассчитанная на курсы с 5-го по 11-й класс, демонстрирует новые подходы к изучению предмета. Главной ценностью она признает родину, благо для которой является и благом для граждан.

Мы поставили во главу угла благо страны и истинный патриотизм. Все жертвы были не напрасны, если повлекли за собой развитие страны, — рассказывает гендиректор Центра проблемного анализа и один из авторов учебника Степан Сулакшин.

По мнению методистов, трагизм и жертвы, например, сталинских репрессий и петровских реформ могут быть оправданы, хотя и признаны следствием ошибок конкретных исторических персон. При этом ученые не отрицают чрезмерность человеческих жертв.

— В истории России было много неоднозначных периодов: Смутное время, петровские реформы, сталинское правление. Нам удалось найти ключ к описанию такого рода событий: всё, что было в итоге на пользу государства, — хорошо и правильно. Хотя и оправдывать человеческие жертвы мы не собираемся, — пояснил Сулакшин.

Такой подход, по мнению ученого, наиболее точно отражает мировоззрение российского народа. Сулакшин отмечает, что большинство россиян больше не склонны считать Сталина «кровавым тираном».

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/545945#ixzz2Mtf764XZ



Когда-то у Кара-Мурзы вычитал любопытное сравнение. Мол, представьте себе, что вы живете в доме, при строительстве которого, оказывается, погибло несколько строителей. Вы что, разберете дом среди зимы? Вот, мол, мы примерно то же самое сделали с СССР...

Недаром Сергей Георгиевич писал об информационных манипуляциях, ох недаром! Он знал предмет, о котором писал, и потому умело им пользовался. Так вот, такой дом, конечно, никто не разберет. Но нам предлагается жить в доме, в ФУНДАМЕНТ которого закатаны эти самые строители. Точнее, не какие-то абстрактные строители, а конкретные живые дети: Юра Зиновьев, Гарик Ягода, Рауф Лакоба и тысячи умерщвленных в спецучреждениях НКВД.

Так вот тот, кто заявляет, что "жертвы были не напрасны" - это урод, который может жить в доме с таким фундаментом. Спать в нем, есть, играть со своими детьми.

Не может быть у уродливой кровавой сталинской эпохи положительных сторон. Хорошие люди - да, безусловно. Грамотные незаурядные руководители - не без того. Это как если бы Алеша Карамазов ответил брату Ивану: "Ну знаешь, Ваня, ведь папа и мама, которые замучили пятилетнюю девочку, все-таки неплохими людьми были: собаку-то свою они не забили палками, да и чиновниками были, какому-никакому человеку наверняка добро сделали..."

Мы все жили в этом доме и все ходили по детям. Но мы этого не знали, и этим можем хоть как-то оправдаться. Но знать и все равно ходить по замученным детям - это другое. И если вы не склонны считать Сталина кровавым тираном, то знайте: вы готовы топтать трупы замученных детей. Вы морально готовы по меньшей мере оправдать убийство детей, которые сегодня пока еще живы. А стало быть, и готовы их убить...

Никколо Маккиавелли принадлежит вечная, к сожалению, сентенция: "Il fine giustifica i mezzi". "Цель оправдывает средства".

Блез Паскаль ее блестяще дополнил: "Мы исправляем порочность средств чистотою цели".

Второе десятилетие двадцать первого века за окном. Кошмар...

За ссылки благодарю камрада wangden
Tags: документ эпохи, коммуняцкая сволочь, размышляпствования и филосопльствования
Subscribe
promo bell_mess march 27, 2014 15:29 88
Buy for 100 tokens
Ну вот паззл и сложился... ПРЕАМБУЛА 19 марта 23:13 Генерал-майор ФСБ РФ в отставке Евгений Лобачев рассказал Pravda. Ru, как и когда Россия сможет вступиться за народного губернатора Донбасса Губарева — Удастся ли вытащить, спасти "народного губернатора" Донбасса Павла…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment